Переживание утраты

Утраты… Не счесть – сколько их в жизни каждого. Начать хотя бы с того, что с появлением на свет мы, конечно, обретаем жизнь, но в ту же самую секунду как будто включается таймер обратного отсчета. И он отсчитывает. Он отсчитывает наши потери, которым нет числа. Колыбель из материнских рук, вкус материнского молока, тепло тела… Детство и целый мир, связанный с мечтами и фантазиями… Надежды юности… Достижения зрелости… Здоровье и физическое самоощущение… Молодость и сила… Близкие и родные… Друзья… Все это будет утрачено. Когда-нибудь этот таймер остановится. Вместе с нами. 

В ряду этих утрат самая страшная – смерть. Как говаривал Воланд, человек смертен и смертен внезапно. Возможно, неизвестность и внезапность еще более усиливают тоску от потери. Когда мы любим родных нам людей, мы вкладываем часть себя в эти отношения, именно поэтому, утратив близкого человека, мы чувствуем опустошение, ведь в какой-то мере мы утрачиваем себя. Так возможно ли пережить утрату?

Сталкиваясь со смертью дорогого человека, нам кажется, что от этого удара оправиться практически невозможно. Что наша жизнь уже никогда не будет прежней, той, которой мы жили до. Есть люди, которые действительно не могут оправиться от такой потери. А ведь от возможности пройти через это страдание, сумев пережить утрату и горе, зависит вся дальнейшая жизнь. Очень сложно вновь обрести смысл, если утрачен тот, кто его составлял.

Горевание имеет свои этапы. Мы понимаем, что процесс переживания утраты не может быть быстрым. И эти этапы очень индивидуальны. Однако, все-таки можно попытаться определить, когда горе становится патологическим и тот, кто его переживает, нуждается в помощи. Маркерами такого состояния могут быть степень страдания и/или устойчивость симптома, характерного для ранних фаз переживания горя (например, отрицание потери или гнев), длительный период времени. Специалисты, изучающие эти состояния, сходятся в том, что период неосложненного горевания длится от одного до двух лет. Однако, следует помнить о том, что переживание утраты (впрочем, как и любое другое переживание) всегда неповторимо, как неповторим каждый из нас.

Тем не менее, любой человек, чувствующий себя одиноким, подобно чеховскому Ионе, должен найти того, кто его выслушает и поможет в переживании его личного, ни на кого не похожего, переживания утраты и горевания. Именно выслушает, а не отмахнется или станет увещевать что, мол, пора взять себя в руки. Хочется верить, что это будет человек…

« –  Так-то, брат кобылочка... Нету Кузьмы Ионыча... Приказал долго жить... Взял и помер зря... Таперя, скажем, у тебя жеребеночек, и ты этому жеребеночку родная мать... И вдруг, скажем, этот самый жеребеночек приказал долго жить... Ведь жалко?

Лошаденка жует, слушает и дышит на руки своего хозяина...

Иона увлекается и рассказывает ей всё...»

Елена Трембицкая